book4girls.ru

Глава 21. Вечер у Риты. («Почему он?»)


Рита сильно сердилась на Элину и все ждала, когда эта эгоистка догадается, что она сделала не так. Или хотя бы спросит ее, в чем дело, потому что начинать разговор первой ей уже не хотелось.

Вопреки ее ожиданиям, Элина совсем не спешила как-то растопить лед между ними, и казалось даже, что ее совсем не тяготит новое Ритино отношение.

«Что ж, — думала Рита, — не знаю, как ты без меня, но я-то без тебя точно справлюсь, первая приползешь…» — и продолжала холодную войну, нарочито договариваясь о встречах с другими подругами в рабочее время, чтобы Элина, сидевшая за соседним столом, все слышала.

Теперь Рита стала часто писать Кристине. Несмотря на зависть к ее внешности и к ее поклонникам, Риту всегда тянуло к ней. А теперь, когда брак был уже решенным делом, зависти почти и не осталось, и она решила возобновить отношения с бывшей одногруппницей: хоть они и не были никогда действительно близкими подругами, но не раз и не два отлично проводили вместе время в веселых компаниях после пар.

Рита чувствовала, что Кристина не горит желанием снова начинать тесно общаться, но Дима был ее хорошим знакомым, а теперь — парнем Кристины, и с его помощью она уговорила Кристину сходить как-нибудь двумя парами в кино.

Кино оказалось довольно скучным, и, не желая оставлять у второй пары не самые лучшие впечатления об этом вечере, Рита зазвала Кристину с Димой к себе — выпить чаю и поболтать о прошлом и о предстоящей свадьбе.

Дима с энтузиазмом согласился: Кристина заметила, что этот парень всегда соглашается, куда бы его ни звали. И хотя Кристина не была заядлой тусовщицей, а больше любила дом и небольшие дружеские компании, она не без удовольствия ходила с ним (он всегда звал ее с собой), хоть и знала, что скоро ей это надоест.

И Кристина, и Дима уже не раз бывали в гостях у Риты, и чувствовали себя в ее большой квартире совершенно свободно.

— Ого, вот это телевизор! — восхитился Дима, увидев в зале большую нераспакованную коробку.

— Да, сегодня в обед купили, — с гордостью ответила Рита и начала в подробностях рассказывать, как они с Денисом решили купить новый телевизор, как и где они его выбирали да сколько он стоил.

— С таким телевизором можно и в кино не ходить, — улыбнулась Кристина. Телевизор был действительно большой.

— О, а чего бы нам его тогда не посмотреть? Найдем какой-нибудь хороший фильм… Только на самом деле хороший, — Денис лукаво посмотрел на невесту, которая несколько раз перед кино повторила, что фильм, который она выбрала, «должен быть хорошим, вот очень хорошим», и все рассмеялись.

— Тогда так, — решила хозяйка дома, — мы пойдем делать чай и всякие вкусняшки, а мальчики пока повесят и подключат телевизор к компьютеру, идет?

— Идет, — ответили «мальчики» и без лишних слов приступили к делу.

— Как продвигается подготовка? — спросила Кристина, ставя чайник, в то время как Рита доставала кружки. А та словно ждала ее вопроса:

— О, столько всего нужно сделать! — воскликнула она. — В эти выходные я должна окончательно определиться с визажистом и парикмахером. Давай я тебе покажу работы, а ты поможешь мне выбрать? Никак не могу!

— Давай, — ответила Кристина. Она знала, что со вкусом у Риты не очень, и рада была подсказать ей в этом вопросе.

Рита сбегала за планшетом, но только устроилась на стуле, зазвонил домофон, и она удивленно вскинула голову:

— Зай, ты кого-то ждешь? — крикнула она в зал и, получив отрицательный ответ, побежала к двери.

— Кто?

— Рит, привет, это Алекс.

Рита, сморщившись, хлопнула себя по лбу: как она могла забыть?

— Привет, открываю!

Повесив трубку, она начала вслух ругать себя:

— Это же надо быть такой забывчивой… Из головы вылетело…

— Кто там? — крикнул Денис.

— Это Алекс, мы договорились, что он придет сегодня!

— Алекс? Который Элинин, что ли?

— Ага! Помнишь, я говорила? Он что-то обсудить хочет, мы, наверно, недолго посидим тогда, а вы пока закончите!

— Так пригласи, пусть они с нами посидят!

— Так он один, вряд ли согласится!

Из зала послышалось чертыхание по поводу какой-то упавшей детали.

Подъехал лифт, Рита открыла дверь. Она чувствовала себя очень неловко из-за того, что забыла о просьбе Алекса встретиться и поговорить, иначе бы она не стала строить планов на сегодня… Это она и объяснила ему, но Алекс сказал, что он буквально на десять минут: задаст пару вопросов и сразу уедет.

— Рит, ты подойди, покажешь, куда ты его хочешь! — позвал Денис, чтобы она сказала, где она хочет видеть телевизор.

— Там ребята телевизор делают, — объяснила она новому гостю, — я быстро! Ты пока проходи на кухню… Кристин! Сделай, пожалуйста, Алексу тоже чаю! А я быстро!

— Там, может, помочь чем? С телевизором?

— Не, не надо, эти двое справятся, — уверенно сказала Рита. А ты подожди пока на кухне, я скоро подойду и поговорим.

Когда ей так неожиданно позвонил Алекс, она перепугалась, что Элина каким-то образом узнала, что это именно она, Рита, толкнула ее тогда, и, возможно, именно поэтому она и ведет себя так, и, возможно, Алекс звонит, чтобы поговорить об этом, поругать ее…

Но голос его звучал в трубке совсем не рассерженно, и Рита, успокоившись, быстро согласилась встретиться, так и не выяснив толком, что же такого произошло, что Алексу понадобилось поговорить с ней.

И теперь она не торопилась возвращаться на кухню и неспешно руководила работами по установке телевизора, читая инструкции из коробки и раздавая ненужные советы, дав таким образом себе время подумать, с чем пожаловал жених ее уже бывшей подруги и какой разговор ее ожидает.

Алекс прошел на кухню. Первое, что он увидел — точеный силуэт девушки с тонкой талией, крутыми бедрами и стройными ногами, стоявшей к нему спиной. Ее длинные волнистые волосы цвета темного шоколада закрывали прямую спину почти на две трети.

Когда он зашел, девушка обернулась, и он вспомнил ее: это она помогала Элине на той вечеринке…

— Добрый вечер, — мягко улыбнулся он, — пришло время познакомиться официально: Алекс.

— Кристина, — девушка тоже улыбнулась и неуверенно, но изящно протянула ему руку как бы для рукопожатия.

Но Алекс принципиально не жал руки девушкам, поэтому и сейчас он осторожно взял протянутую руку новой знакомой за аккуратные пальцы, поднес ее к губам и безэмоционально поцеловал, едва коснувшись кожи и сказав: «Очень приятно».

Парни нередко целовали ей руку при знакомстве, хоть на дворе уже был и не девятнадцатый век, но она понимала: сейчас это была просто сухая вежливость, а не обычное позерство молодых людей, желающих выделиться и понравиться.

Однако именно сейчас она почувствовала необычную слабость в коленях: его голос, его глубокие серые глаза, его уверенные движения мгновенно воскресили в ней ту минуту, когда она так некстати увидела его в своих мыслях… Кристина потупила глаза и повернулась к чайнику:

— Черный? Зеленый?

— Черный, пожалуйста.

Алекс сел за стол и от нечего делать начал наблюдать за девушкой. Ее платье бледно-салатового цвета красиво облегало стройную фигуру, движения были плавными и изящными, волосы интересно переливались оттенками шоколада под светом лампы. Как было бы здорово, если бы у Элины были такие же волосы… Он зарывался бы в них руками, накручивал на пальцы…

А Кристина, наливая чай, быстро прокрутила в голове их столкновения: в первый раз, когда она налетела на него в ванной, второй раз, когда она зачем-то назвала его «туалетным знакомым» — вот же идиотка! — и решила, что он, вероятно, считает ее неловкой и странной… И ей хотелось сжаться, стать незаметной — совсем как в то время, когда у нее была куча комплексов и ноль уверенности в себе.

Пауза затянулась. Алекс и не планировал заполнять ее и начинать вежливую беседу, поскольку уже ушел глубоко в свои мысли, устремив взгляд в окно, а вот Кристине, которая и без того чувствовала себя неловко, было не по себе.

— Как Элина? Зажило? — прервала она его размышления, с облегчением вспомнив такую естественную тему для разговора.

— Да, все в порядке… Спасибо, — Алекс пододвинул ближе к себе чашку с чаем, которую она поставила перед ним.

Кристина не знала, что ей делать дальше. Будь на его месте кто-то другой — да кто угодно другой! — она бы не чувствовала ни капли стеснения, уселась бы за стол напротив и нашла тысячу тем для разговора… А вернее, тот другой бы находил их, лишь бы пообщаться с ней. А этот просто сидит, словно ее и нет рядом… Ей уйти? Ей остаться? Она чувствовала себя все более неловко, и от непонимания, почему этот человек так действует на нее, злилась на себя.

Кристина еще не встречала таких мужчин и не знала, что подобное действие он оказывает и на многих других девушек. От него исходила такая мощная мужская энергетика, а сам он выглядел таким сильным и уверенным, что девушки рядом с ним чувствовали себя так, словно бы они становились меньше, слабее и беспомощнее, чем на самом деле.

Алекс поднял глаза на замершую в нерешительности Кристину, сжимающую у груди свою чашку с чаем.

— Всегда пьешь чай стоя?

— Я? Нет, я просто… — она не знала, что сказать дальше, и быстро села на стул напротив. Чувство юмора, самолюбование и уверенность в себе, казалось, напрочь покинули ее.

— Ты тоже работаешь вместе с Ритой? — спросил Алекс тоном, в котором не было ни капли заинтересованности.

— Нет, мы учились вместе. Тоже — как кто?

— Как Элина, вы же знакомы?

— Нет, на самом деле. Я знаю о ней по Ритиным рассказам. Ну и тот случай…

— Да, понятно, — на этот раз тон собеседника явно показывал, что эту тему он обсуждать больше не желает.

Кристине отчаянно захотелось уйти с кухни. Ей было странно некомфортно рядом с этим мужчиной — некомфортно не из-за него самого, как бывает, когда собеседник нагло или раздражающе ведет себя, но из-за того, как она чувствовала себя с ним рядом.

Она уже приподняла попу со стула, придумывая слова для отступления в другую комнату, как вдруг Алекс рассмеялся, в упор глядя на нее. Кристина так и зависла над стулом, не понимая, что происходит и что она сделала такого, чтобы за служить этот смех.

— Туалетный знакомый, да? Так ты меня назвала? — даже его глаза лучились добрыми улыбками, и Кристина с облегчением поняла, что он не насмехается над ней, а просто находит это действительно забавным. Она рассмеялась тоже и села обратно:

— Согласна, это было странно!

— Ну, теперь я точно не заслуживаю такого звания — как-никак на этот раз мы пересеклись на кухне, так что традиция сломана.

— Что ж, я постараюсь обойтись именем и не придумывать больше прозвищ, — девушка прищурилась, — если на то, конечно, не будет причин. Между прочим, — тут она стала серьезной, — спасибо за то, что помог мне тогда… с караоке. Не люблю петь.

— Я так и понял. Не за что.

— Наверно, каждая девушка должна уметь красиво петь… — Кристина притворно вздохнула, хотела было сказать что-то еще, но тут же осеклась, с ужасом поймав себя на том, что пытается начать флиртовать с почти женатым мужчиной, да еще и таким кривым способом! А тот глядит на нее в упор, точно насквозь видит ее мысли и внутренне насмехается над ее неловкостью!

«Да что же я, черт возьми, творю опять?!» — под взглядом Алекса она опустила глаза, устремив невидящий взор в кружку с чаем. Ей было стыдно за себя, и она злилась, что никак не может стать собой рядом с ним, говорить нормально, вести себя нормально, а не так, словно она — пустоголовая курица, которой лишь бы задом повихлять…

Почему, с какой стати ей так важна хорошая оценка этого почти незнакомого ей человека? Да-да, важна, ведь раньше с ней такого не было, а теперь она и не может взять в себя в руки оттого, что волнуется: вдруг он подумает о ней плохо? Вдруг посчитает глупой? Нечестно, что именно эти мысли и заставляют вести себя глупо…

Кристина дернула головой, словно стряхивая наваждение, лицо ее стало каменным. Кто он такой? Обычный парень. Ей не нужно его одобрение, ей плевать, что он там думает о ней… Что за глупость — дергаться и нервничать из-за какого-то мужчины? Ее женское начало играет с ней какую-то шутку, но она выше этого и не будет больше чувствовать себя неловко из-за кого бы то ни было.

Она подняла глаза на Алекса, и тот увидел в них раздражение. Он не понимал, что происходит с этой девушкой: только что она смеялась вместе с ним и казалась такой приятной и даже необычной, потом сказала эту банальную фразу, теперь вот будто злится на него… Кто поймет, что происходит в женских головах?..

Так они сидели несколько секунд и смотрели друг на друга, один — прикидывая, сколько чертей переломало бы ноги, пытаясь понять женщин, вторая — думая о том, испытывали ли когда-нибудь другие девушки подобное состояние «поглупения».

На кухню со словами «теперь можно поговорить» зашла Рита, и Кристина ретировалась в другую комнату к ребятам, подальше от Алекса и подальше от странного воздействия, которое он оказывал на нее.

Понравилась статья? Поделись ею в соцсетях!
Добавить комментарий
:) :D :( 8O 8) :lol: :x :P :cry: :evil: :wink: :idea: :arrow: :|